Новости и события

«Постпандемическая экономика: как не допустить рецессии?»

Новости
4 мая 2020 года Директор Института развития образования АСОУ Игорь Евгеньевич Барсуков принял участие в работе 26-я экспертной сессии Координационного клуба ВЭО России.

Модератором дискуссии выступил Сергей Бодрунов, президент ВЭО России и Международного Союза экономистов.

Сергей Бодрунов отметил, что в этом году мы столкнулись с «беспрецедентно широким ассортиментом» шоков – в частности, сложной эпидемиологической ситуацией, жесткими карантинными мерами, падением цен на нефть и снижением экспортного спроса. Это привело к тому, что российская экономика оказалась на пороге рецессии. Есть ли у страны шанс избежать рецессии, как выйти из кризиса с наименьшими потерями, сохранить достойный уровень жизни населения, устранить возможную социальную турбулентность, – эти вопросы были вынесены на повестку экспертной сессии.
ВВП России может снизиться на 5,3% в 2020 году. Такую оценку дал в ходе мероприятия член Правления ВЭО России, зампред Правления Внешэкономбанка Андрей Клепач. «Однако масштабы падения ВВП в этом году – неключевой вопрос, что действительно важно – это когда восстановится экономический рост и как страна будет выходить из кризиса», – добавил экономист.

«Кризис заставит переосмыслить, какие сектора и отрасли являются перспективными, повысит роль здравоохранения, – отметил эксперт, – должна быть создана новая развитая индустрия: пока 80% субстанций для российских лекарств мы получаем из Китая и Индии, значительная часть комплектующих для тех же ИВЛ также производятся в Китае». По мнению Андрея Клепача, новые медицинские технологии, в том числе микробиология, могут стать драйверами для роста российской экономики.

С этим согласился член Президиума ВЭО России, директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Борис Порфирьев. По мнению академика, сегодня следует акцентировать внимание на те нацпроекты, которые могут стать драйверами роста, – в частности, на «Цифровой экономике» и «Здравоохранении». Борис Порфирьев подчеркнул, что некоторые нацпроекты, например «Здравоохранение», нуждаются в переформатировании. «Следует пересмотреть финансирование системы здравоохранения, – полагает академик, – оно должно быть порядка 8-9% ВВП, возможно, больше, также встает вопрос о поддержке медицинской науки».
Вице-президент ВЭО России, президент ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН Александр Дынкин отметил, что Россия оказалась более или менее готова к текущему кризису, благодаря минимальному госдолгу, сбалансированному бюджету, Фонду национального благосостояния и внушительным золотовалютным резервам.

Член Президиума ВЭО России, исполнительный вице-президент РСПП, Александр Мурычев напомнил о необходимости поддержки крупного бизнеса, пострадавшего от эпидемии. «Настало время расширить круг субсидий на модернизацию и техническое перевооружение производств, – отметил эксперт, – мы также направили в Правительство предложение, связанное с расширением льготных кредитов для системообразующих предприятий». Еще одно предложение от РСПП – 50% авансирование госзаказа и перенос конкурсов с третьего и четвертого кварталов на второй. «Это поможет аккумулировать ресурсы для пополнения оборотных средств предприятий», – добавил Александр Мурычев.

Что касается малого и среднего бизнеса, член Правления ВЭО России уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов привел данные опросов, которые проводились среди российских предпринимателей. Согласно данным мониторинга состояния бизнеса в регионах, который проводит аппарат бизнес-омбудсмена, 56% предприятий временно приостановили свою деятельность. В сфере культуры не работает 86% компаний, в сфере бытовых услуг – 79%. 63% компаний заявили, что спрос на их услуги и продукцию сократился на 50% , 28% – что спрос снизился на 91%.

Член Правления ВЭО России, директор Института развития образования АСОУ Игорь Барсуков отметил что «в условиях давления государства на бизнес по сохранению персонала и выполнения социальных обязательств, большинство компаний перейдут на условия краткосрочных договоров с работниками с оплатой за результат а не за процесс создания этого результата». Это создает предпосылки для создания новых экономических моделей и в частности моделей коллективного потребления компетенций.

По мнению члена Правления ВЭО России, заместителя директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александра Широва, инвестиции в новые сектора экономики более эффективны, чем «вертолетные деньги», и сейчас удачный момент для этого. Россия может стать пятой экономика мира, если по итогам 2020 года мы упадем меньше, чем , Германия, отметил эксперт «У нас есть возможности и резервы подтолкнуть экономику на выходе из кризиса, и то, как мы запустим остановленные сектора, определит, какой будет наша экономика», – добавил эксперт. Об этом же говорили и многие другие эксперты.

По мнению Андрея Клепача, «на выходе из кризиса важно подойти к решению тех стратегических задач, которые мы не смогли решить раньше, а именно, найти определенный социальный баланс и создать экономику инновационного высокотехнологичного типа».

Вице-президент ВЭО России, научный руководитель Финансового университета при Правительстве РФ Дмитрий Сорокин также отметил, что нам нужна структурная перестройка, а не просто выход из кризиса.
Все предложения участников экспертной сессии будут аккумулированы Вольным экономическим обществом России, направлены профильные государственные структуры, и, надеемся, не останутся без внимания при подготовке новых пакетов антикризисных мер поддержки в условиях пандемии, – подвел итог экспертной сессии президент ВЭО России.

Материалы об итогах 26-я экспертной сессии Координационного клуба ВЭО России на сайте Российской газеты
https://rg.ru/2020/05/06/eksperty-nazvali-glavnye-zadachi-vlastej-posle-pandemii.html

image

Тезисы директора института развития образования АСОУ Игоря Барсукова,


члена Правления ВЭО России,
директора института развития образования АСОУ Московской области
к.э.н.


«Экономика коллективного потребления компетенций как эффективная бизнес-модель в условиях пандемической и постпандемической экономики»

image

2020 год внес серьезные изменения в экономику отношений между различными субъектами. Пандемия и затяжная рецессия после себя оставят большое количество сильных специалистов без работы. Старые экономические модели терпят бедствие по всему миру.

Изменения в мировой экономике в марте-апреле 2020 года стали настоящим вызовом для предпринимателей и сотрудников, находящихся в найме.

Подобные изменения требуют пересмотра большинства бизнес-процессов и бизнес-моделей, которые очень хорошо себя проявляли раньше.

В период затяжного кризиса многим придется искать новые источники дохода. Пока никто не может точно предсказать, насколько масштабным будет влияние эпидемии на мировую экономику.

Но некоторые прогнозы уже есть. Миллионы предпринимателей в РФ могут разориться из-за распространения нового типа коронавируса. Об этом пишут РИА Новости со ссылкой на Торгово-промышленную палату России (ТПП). «По оценке региональных экспертов, под угрозой закрытия в складывающихся условиях потенциально находятся порядка 3 млн. субъектов малого и среднего предпринимательства, риску потерять работу подвержены свыше 8,6 млн. человек»

Goldman Sachs прогнозирует, что от 3 до 7 млн. человек в США потеряют работу, часть из них будет искать источники дохода в шеринг-экономике (sharing economy)

Расцвет онлайн-сервисов в условиях карантинов и самоизоляции в различных странах мира является драйвером появления гибридных бизнес-моделей.

Экономика совместного потребления

Термин «шеринг-экономика» вошел в широкий обиход примерно 12 лет назад. Одним из первых им начал пользоваться гарвардский профессор Лоуренс Лессиг, автор книги Remix, опубликованной в 2008 г.

В ней утверждалось: с распространением интернета экономика стала «гибридной». Пользователям гораздо проще общаться друг с другом онлайн, поэтому финансовые транзакции все чаще основываются на взаимном доверии. Это приводит к тому, что цена перестает быть главным мерилом ценности товара. Более того, размывается и понятие собственности. Все больше людей отказываются платить за возможность владеть товаром, зато они готовы совершать более сложные сделки, для того чтобы получить возможность временного пользования.

Этим и отличается экономика совместного потребления, утверждал Лессиг, – она сложнее и человечнее одновременно.

Неформальным слоганом экономики совместного потребления часто называют фразу профессора Гарвардской школы бизнеса Теодора Левитта: «Люди не хотят покупать четвертьдюймовую дрель, им нужна четвертьдюймовая дырка в стене».

Вывод: в посттпандемических условиях с учетом ограниченности ресурсов, компании и физические лица по всему миру и в РФ будут массово отказываться от владения средствами производства, источниками компетенций (штатные аналитики, маркетологи и проч.), логистическими комплексами в пользу краткосрочных моделей аренды и совместного пользования.

Такая модель, позволяет снизить риски гособременений для бизнеса, с которыми сейчас в той или иной мере столкнулись все компании, имеющие большой штат, большие имущественные комплексы, длительные договоры аренды.

Объем экономики совместного потребления (шеринг-экономика, sharing economy) к 2025г. достигнет $335 млрд против $15 млрд в 2015 г., по оценке PwC.

У появления новой бизнес-модели совместного потребления компетенций есть несколько предпосылок, и прогнозируемая затяжная рецессия на фоне пандемии лишь одна из таких.

К другим драйверам для новых взаимоотношений людей в экономике становятся 2 фактора:
1. Рост потребления онлайн-сервисов
2. Расцвет шеринговой экономики

Экономика коллективного потребления компетенций (Competency sharing economy) – такая модель отношения между людьми, когда один человек или организация или сообщество продает свою экспертизу или компетенцию большому количеству отдельных потребителей (заказчиков).

Подобная практика не нова и составляет основу фриланса – то есть ситуации, когда один человек вместо одного работодателя получает заказы от большого круга физических или юридических лиц. Тем не менее, особенностью экономики коллективного потребления компетенций является тот факт, что деятельность человека является универсальной для остальных, а полезность (ценность) его работы кратно превышает стоимость этой работы для отдельного человека (потребителя).

Это существенное отличие от фриланса, где исполнитель работает с каждым заказчиком индивидуально, кастомизируя свою работу под требования заказчика.

Нужно понимать, что привлекательность такой идеи очень сильно коррелирует с реальными процессами в экономике, хоть ранее они не рассматривались именно с этим фокусом внимания. Например, сейчас существует большое количество «пиратских» проектов, так называемых «складчин», когда люди или компании объединяются для покупки чего-либо, например, прогноза по рынку ценных бумаг от качественного аналитика до доставки товаров в регион.

Предшественником этой бизнес-модели можно смело считать гигэкономику. Согласно Кембриджскому словарю (Cambridge Advanced Learner's Dictionary & Thesaurus), gig-экономика - это экономика, в основе которой лежит труд внештатных работников. Ее еще называют экономикой краткосрочных контрактов, потому что в gig-экономике временная работа или работа с гибким графиком является обычным делом. Типичные компании gig-экономики предпочитают сотрудничать с независимыми подрядчиками и фрилансерами, а не нанимать работников на постоянную позицию в штат.

Труд внештатников обходится компаниям дешевле, чем труд штатных работников. В основном они оплачивают его результат и не платят за процесс создания этого результата. Компании экономят на офисе и прочих затратах, которые приходится нести, чтобы создать приемлемые условия работы для штатных сотрудников.

Вывод в условиях давления государства по сохранению персонала, выполнения соц. обязательств и проч., большинство компаний перейдут на условия краткосрочных договоров с работниками с оплатой за результат а не за процесс создания этого результата.

Пандемия коронавирусной инфекции привела к изменению структуры занятости. У людей, которые могут работать на себя и удаленно, повысился спрос на их услуги. Теперь рабочее место многих – оборудованное место в доме, и эта ситуация вряд ли сильно изменится даже после окончания режима самоизоляции.